ТРИАДА (1-4/20)

ТРИАДА (1-4/20)

Триада. Часть І

Бруклин. Три часа ночи. Под светом мерцающих белых фонарей “Подросток” по имени Райт бежал со всей силой по улице Браун  –  Вайд. Это был парень невысокого роста, его широкие и накаченные плечи показывали его спортивность. За ним гнались кое-какие ребята, которые явно желали заполучить что-то. Казалось, это последняя время станет главной точкой кончины молодого парня. Но не все так грустно и печально. Райт наткнулся на ночной патруль города стоявших неподалеку от Крей стрит. Однако добежать до них не удалось. Группа отчаянных людей бросились с обстрела полицейского автомобиля, разнося ее в металлолом, сидящие в нем источенные рядовые Бруклинского полицейского участка приняли безжалостную, яростную атаку гангстеров, так или иначе они не отразили бы удар сплоченных бандитов. Одна из тройки ребят двинулась вслед за Райтом.  Его окружность была охвачена плохими людьми, пытавшихся изнурительным трудом словить того испуганного парнишку, чья сила и воля протянулась  еще  на какие – то пять минут. Обстреливая машину правоохранительных  органов, люди в маске клоуна  прислушались приказу главы этой группы  велевши прекратить стрельбу. Лицо его была покрыта  шрамами, черноволосый, коричнево глаза, довольно высокого роста азиатской внешности тип. Его рассудки и мысли были ясны в первую же минуту. Когда он позвонил на чей-то таинственный номер, извлекая все нужные материалы по данной ситуации. Беседа была столь короткой, ибо речь шла о находки  место положений  Райта.  Но разговор не прекращался, пока трое бандитов,  гнавшихся за целью, не принесли его к ногам главного члена банды. Речь былой славы плохих парней шла на китайском языке, пока глава группы не сказал:

– Зачем же ты так поступил? – говоря уже на языке того парня.

– Я… я не хотел, не хотел, – умоляя, вздрагивал тот.

– Даю тебе ровно шесть минут, выбор за тобой.

– Нет, нет, я серьезно, я…не хотел этого, – безысходно повторял тот.

– Стоило тебе кидать большого босса, ты получил выгоду?! Почему же ты пошел на такое? – снова кинулся на него вопросом, ответ которого не очень-то следовало ожидать.

– Была ли надежда, мистер Ханг? – тот неожиданно спросил его.

– (холодный пар из орта) Не смей называть меня этим именем, иначе почувствуешь Яр, что в Китае называется смертельной болью, тебе следовало выучить все, ибо ты обратно возвращаешься туда, Райт, – яростным видом взглянул на его лицо. – Унесите это подальше, и посадите в машину, мы собираемся в Китай.

Люди в его виду безотлагательно кинулись за багажом, и посадили Райта на заднее сидение тонированного автомобиля.

Утренний Бруклин отличается от ночного, ведь порой только темень видит происходящие ужасные событья, которым нет конца с 1992-го года.  Случаи были разные: в начале середины 94-го окрестности города заполняли горы не раскрытых убийств, совершенные на профессиональном уровне, имевшего в своем списке сотни душ. Дело так и не выкопали. А ведь за всей этой пролитой кровью мог стоять и тот тип в шраме, но кто знает. Азиата прилетевшего за целью послал очень влиятельный человек, занимающейся бог знает чем. Когда-то тип в шрамах был простым выходцем из китайского общества, работавшего на стройке, но судьба подарила ему новую жизнь.

Тот парень задолжал, и если бы он не провоцировал своим действием, так называемого “Большого босса”, был бы сейчас на свободе, однако жизнь поступает иначе несправедливо, подвергая его к неверному решению. Два года назад  большой босс хотел уйти от справедливого  поступка и жизни, подставив мальчугана, бросив на его плечи множество несовершенных громких преступлении.  Двадцати двух летний Райт был вынужден  уехать со страны в далекую глушь подальше от преступного мира китайских бандитов. Но, тем не менее, им удалось найти его снова.

К поднимающейся желто-оранжевого вечернего заката  люди  Ханга  высадились в аэропорту КНР Харбин. Веял неистовый ветер. Станция Линь  была заполнена толпу народами: смешанными нациями, мулатами из Южной Америки. У выхода их поджидало машина. Ханг с пареньком сели на заднее сидение тонированного черного автомобиля. Охрана следовало за ними вслед. Погода стояла жуткой. В небе сгустились тучные облака, охватившие все небесное пространство. Проезжая мегаполис Харбин за тонированным окном машины виднелись небоскребы с заостренными вышками, дороги с пробками. За проложенным асфальтом вдоль дороги Лей Чан охрана остановилась у китайской забегаловки “Мэн”. Ханг принял звонок на мобильнике, и услышал рассердившийся голос босса, твердившего ему об угрозе гонконгской полиций, что якобы те могут арестовать организацию и увести главную цель, за которой гнался Наган Басиро – глава преступной террористической банды в Восточной и Юго-Восточной Азии, или как его прозвали “Большой Босс”. Ханг заскочил за ребятами, приказав приготовить оружие для дальнейшего захвата забегаловки. В то время как “Подросток”, заглатывая речь, покорно следовал указам человека в черном солидном костюме сидевшего на водительском сидении. Охрана  устроила грандиозный переполох, убив пару сотрудников служебной части, ранив повара столовой и взяв молодую китайскую девушку с больным, источавшимся сердцем в качестве заложницы. Ближайшие забегаловки в виде продавцов натуральной лапши и риса сообщили этот инцидент центральному полицейскому участку Янг.

Одна из мафиозных глав Ханга – Край Сер Хэчин, по национальности канадец, наемник, проживающий на данный момент в окрестностях города Люксембург, исполняющий приказы  не только  за выдающие деньги, но так же ради забавы  и безжалостной идеологий. Он возглавил команду групп в забегаловки, как в тот момент  Ханг и Райт, добежали до машины, и решили скрыться с места. В планах наемника таился хитрый замысел, подвергая своих людей к насилию и проявлению жестокости к обществу. Он был крайне не обеспокоен  положению сложившейся в маленьком китайском забегаловке, ибо его план превращался в реальность.

– Мы лишь  проведем не большой спектакль, прикончив вас всех, – рассмеялся Край Сер, пристроив автомат на людей.

Народ  пал в панику. Источавшим видом глядевшие престарелые жители приклонили свои дрожащие ноги с больными суставами. Молодые женщины, лет тридцати безмолвно покорились воле бандитов, приклоняя голову.

– Что же это такое, почему таков мир? – прошептал один из пристойных стариков, сдерживая в себе огромное отвращение и злобу на этих парней.

– Что? Что? Я не расслышал старик. – Ты что-то сказал? – снова крикнул Край Сер. – Не промолчишь ли ты, али тебе не терпится на тот свет!

– Скажу лишь одно, все вы пристанете за свои грехи перед богом нашим, – ясно глядел на его глаза старик, застывший в ожидании.

Неутоленная жажда убийства подтолкнула  мафиозного гангстера совершить иные не запланированные череды  следующих действий, такое как расстрел  непреклонного старейшина  и  остальных невиновных душ, девушку с изможденным мускульным мешком  забрали в качестве изнуренной заложницы. До вмешательства правоохранительных органов бандиты оккупировали весь квартал по Мань ин. Канадский наемник ослушался приказа Ханга, решив продолжить схватку, которая обернулась плохим концом, гибелью половины группы. Уже на то время, когда приехали национальные войска Китайской республики люди канадца были окружены. Но, ведь для Край Сера слова “Нет” не когда не существовало и не будет, порой для него казалось все возможной даже при такой безвыходной ситуации. Вооруженные силы укрепились за грузовой машиной и начинали свое наступления. До начало катастрофического  поражения и окружения силами народной республики канадцу предложили сдаться, положить оружие и выйти  с поднятыми руками. Однако получить такой ответ им не удалось, ибо представления наемника были крайне непреклонны.

–  По приказу и требования Китайской верховной власти вы обязаны прекратить сопротивление, – два-три раза прокричали полицейские.

– Что же,  мы не хотим, – крикнул тот, прячась за подбитым автобусом. – Вам  следовало знать кто мы такие, мы не сдадимся без боя!

За подбитым автобусом стояла разломанная машина охватившая огонь. Слева в сторону плохих парней находилась одна из забегаловки с раненными и убитыми людьми. Разломанные окна залиты алой кровью беспомощных жителей. Выжившие люди проливали море слез, горюя с тоской и печалью, изнеможенной бесхарактерной эмоцией, поддаваясь в шоковую реакцию.  Действия на территории забегаловки “Мэн” дошли до уст органов внутренних дел Китая. Для прекращения боевого сопротивления организованной  бандитской группы власти не стали пренебрегать  армией, и решили подавить это. Глава западной китайской армий молодой капитан Кан Ши приехавший на обучение в Харбин, поручили задание: подавить сплоченную бандитскую группировку. В общей численности девяноста человек, национальной гвардий Китая возглавляемой Кан Ши набросились на бандитов, атакуя их ней правый фланг. Край Сер прилег на землю, вооружившись, откуда не возьмись снайперской винтовкой.

Канадский наемник был одной из правых рук самого Нагана Басиро, представляя его бандитскую команду – Триаду на высшем уровне, однако стоило отдать должное  Хангу. Край Сер не был женат, не имел за собой детей. В свои тридцать лет он стал первым классом международного розыска за покушение на убийства премьер министра внутренних дел Канадской республики – Брайана  Малруни в 1984 году, 1989 году попытка ограбить национальный банк штата Юкон обернулась провалом, как и следовало ожидать. Его присоединение к банде Ханга вовлекло к серьезным последствиям, так как он был в розыске, теперь же стал одним из членов самой опасной организаций Юго-Восточной Азий – Триады. Сама группировка считалось сплоченной из разных лиц, что способствовало к ее нерушимости.

– …У меня же глаз алмаз, – улыбнулся  Край Сер, подстреливая противников.

Тематика данной ситуаций была на грани высокого уровня, так как уничтожать противников со снайперской винтовки лежа, было одним из факторов  временной шкалы доминирования. Позже, ситуация начало выходить из контроля. Капитан Кан Ши  прорвал оборону бандитов, бросив дымовые  взрывчатки в сторону группы плохих ребят. Ослепленные серым дымом привкус черного пороха заставила  отступить и не сбалансировать силы гангстеров. Наемник не удрал, как последний трус. Глаза ослепила, отражения предметов, людей стало мутнеть. Голова раскалывалось, нос  чувствовал ясный привкус пороха, тлена и кору дерева. С дали доносился не четкий голос какого-то человека:

– Вы окружены, сдавайтесь!

Наемник не мог ориентироваться, сбалансировать свою группу, поскольку его люди были уже застрелены  военным снайпером. Окружность последнего  оставшегося человека была  залита густым туманом. Дым из шашки не представлял за собой такие изменения, но как видно оно поменялась…

В дали за городом Ханг с Райтом пересекли деревню Лам ин Че и доехали до старой дачи Сей Линь Чан. Сама по себе уютная, имеющая сады с беседками, асфальтированные улицы с ночными  лампами во дворе, горящие и днем и ночью. Они знали одно место, где раньше проживало семейство Донг, занимавшееся коммерческой деятельностью. Также продающих большую украденную часть машин с Японий и Кореи. Сейчас они не живут там. После кончины главы семейства Бао Ганзадо, его сын Бинь Уайшай перенес семью в Австрию, где сейчас продолжают расширять бизнес не по закону. Ханг вынес Райта с автомобиля и понес в домик Донг. На улице веял прохладный ветер, вздувая лепестки деревьев, разнося почтовые ящики и беседки. Водитель обсмотрел всю просветленную часть дачи и взошел вслед. Внутрь домика покрыла сырость, окна в прихожей забиты заржавевшими гвоздями, дешевыми китайскими материалами. В узком проходе с левой стороны стоял стульчик, а на нем проигрыватель с разными пластинками 80-х. Внимание троих взяла картина императора китайской империи XІX века Ши Вань хо, висевшая в пыли среди обломков деревянных досок, красок синего оттенка, кисточки и плакат. Ханг случайно притронулся картине и запачкал себя серой пылью, и чуть ли не пролил краску. Райту вдруг вбрело  идея побега, он устремился схватить пыльный стульчик и ударить в спину того бандита. Но попытка заворачивается стремительным  отпором китайца, который смог уйти от удара и нанести “Подростку” телесные ранения.

– Не стоит! – уверенно заверил Ханг, пытаясь напугать его.

– Почему? Я не стану здесь оставаться, мне… – сказал тот, не зная как закончить мысль.

– Ты что боишься? Тебе двадцать два года как бы!

– Заткнись, ты кто такой, чтобы говорить так? – стремительно опрокинул его взором.

– У кого-то ясные привилегии  большой самоуверенности, – рассмеялся Ханг.

– Все, иди своей дорогой, я останусь один, мне надо прилечь.

– Вот и иди, спи. – Кай?!

– Да, — отозвался водитель.

– Собирайся, нам надо ехать, пусть побудит один, закроем тут все на ключ, ему не выбраться.

– Да, понял босс!

До отъезда по делам, Ханг намеренно двинулся к “Подростку”:

– Ты уж последи тут за собой, мы тебя закроем, и будь как прежде, иначе ты не переживешь это второе приключение, – он хитро рассмеялся, и погладил того по голове.

Пройдя не менее каких-то пяти минут, они исчезли. Дом пустовал. Райт не собирался спать, решая, что надо выбираться из этой глуши. Старание и усилие, приложенное к свободе и воле, принесло нечего полезного.  Он сел у проигрывателя, грустно рассматривая пластинки разных цветов. Остановившись у красной пластинки, он включил ее. Мелодия была так сказать не плохой, но он представлял за собой неутолимую  скуку. Вдруг послышались чьи-то шаги за дверью. “Подросток” мигом бросился в дверь, пытаясь, выбить его. Но безуспешно. В слух улавливался приятный молодой голос девушки “Простите, есть кто? У меня посылка для Донгов”. Неутоленный  Райт решил не спешить говорить о своей проблеме и просто ответил:

– Они здесь больше не живут, можете идти.

– А вы собственно кто? – спросила девушка.

– Зачем вам?

– Скажите, кто вы будите, почему вы здесь, вы тут проживайте? – Они переехали?

– Ты задаешь много вопросов, задай один конкретный.

– Простите что? – удивленным тоном спросила она.

– Эх, ладно, забудьте. – Да я здесь живу.

– Тогда ладно, простите, что побеспокоила вас, – сказала она, собираясь уходить.

Он почему-то не хотел, чтобы она уходила, поскольку  ее приятный голос заставлял слушать и слушать.

– Простите, вы можете не уходить? – засмеялся он.

– Зачем я вам? – рассмеялась та в ответ.

– Просто ваш голос…приятный.

-…Спасибо конечно, это приятно слышать, но у меня работа, я могу к вам прийти попозже, – предложила она.

– Да, да благодарю. – Буду непременно ждать вас.

– До свидания, – она ушла прочь.

Райт был на грани любопытство, приводя в своей голове внешний вид той приятно голосящей девушки. Его грусть  неожиданно сменилась  на  небольшую улыбку. Возможно, ему это дало какую-то уверенность и целеустремленность, толчок на саморазвитие. Ведь порой иначе не бывает, когда какой либо приятный голос помогал в стабилизации уверенности. Он стремительно поднимал себе настроение, слушая на проигрывателе мелодий 80-х, рассматривая старые пленки и фотографий усевшие пылью. Лежал на пыльной кровати, развернувшись на бок. Вспоминал не очень-то гладко сложенное детство. Когда ему было всего пять лет, его отец поссорился с женой и увел сына с Китая в Америку. Мать осталась одна, без своего драгоценного малыша. Он не видел мать почти семь лет, а ведь такой строк очень даже большой, когда тебе всего двенадцать лет. Отец работал обычным фермером в штате Колорадо, зарабатывал приличные деньги, но это не радовало сына, потому и он решил сбежать и вернутся к матери. Однако Райт не мог оставить отца, который позже заболел раком головной опухоли. Пройдя долгих и изнурительных полгода, отец все же покинул его, уйдя на тот свет. Маленький и беззащитный  мальчик не знал чего делать. Дом отца находился вдали от крупных городов, подальше от федеральных властей. Когда ему исполнилось пятнадцать, он узнал, что его отец был в долге на пятьсот тысяч долларов. Закрыть не хватало средств. Парнишка был вынужден работать в своих трудных условиях. Ферма была полностью его собственностью. Но управлять скотом, было не так-то легким дельцем, как казалось. Трудности настали ближе к холодной суровой зиме. Когда обеспечение водой, и травой стало фактором тяжелых дней. Прожить зиму – одна трудность, сформулировать ферму – другая трудность. Калил дрова, истекая потом в холодную искру зимнего ветра. По утрам пришлось бегать по окраину фермы и дома, чтобы держать форму и греться. Дома была совсем другая обстановка – одиночество. Его круг составляла старинная гитара отца, которую его отец купил на лавках китайской распродажи, чтобы сыграть песню своей жене, а то есть матери Райта еще в далеком прошлом, когда родители лишь познакомились. К шестнадцати лет подросшему Райту посчастливилось поездка в город, где он наткнулся на парней, которые позже подставили его в Китае. Наткнувшись на этих людей, он случайным образом стал одним из так называемой банды – Триады. Так и начался его второй тяжелый период жизни.

“Подросток” чуть ли не уснул, лежа на пыльной кровати вспоминая с горем и тоской прошлую часть жизни в котором он повидал немало бед касаемо Триады. Вдруг в дверь постучали.  Он тотчас же кинулся с большой уверенностью, что это та девушка. И это оказалась так.

– Вы пришли, – начал разговор он с небывалым счастьем.

– Вам сколько лет? Соответственно вашему голосу вы молодой парень, верно? – засмеялась она.

– Да, верно. Можете меня называть на “ты”, а вы тоже молодая? – рассмеялся тот.

– Да, обращайся на “ты”. – Тебя как зовут? Меня Дея.

– Райт, мадам!

– Почему ты не выходишь наружу? Возможно, мы бы увиделись.

– К сожалению, дверь заперта. Ну, знаешь у меня дела, – решил он не рассказывать все.

– Дела? Какие могут быть дела в старом домике, – настояла девушка.

– Пока не могу сказать, но ты в любом случаи узнаешь, даю слова.

– Верю. – Так, как можно встретиться?

– Думаю, есть один выход, но будет нелегко.

– Какой же?

– Выломить дверь, – ответил он. – Легче окно разбить, конечно. Я попробую выломить дверь, ты отойди.

– Ладно, будь осторожен, не поранься.

Силы “Подростка” еще были в состоянии. Ему пришлось ударить пару раз рукой, ногой, а затем с разбегу. И в этот долгожданный момент он сломал пол двери, тем самым поранив ключицу руки, кровотечение и нужных как белый пух бинтов не было. Однако дверь он смог открыть. И в первую минуту, когда он увидел ту девушку, он был словно ослеплен чудесной природной красотой молодой женской личика, забыв о своей ране. Ее прекрасные коричневые глаза, нежные как пух медвежонка ручки, сочные, ярко красные губы, безупречная аура с распущенными черными волосами, такими шелковистыми  и мягкими показывали ее бесконечную красоту. Она была одета в разносчицу почтовых писем, бело – синей униформе, с ярко белой кепкой с распущенными волосами.  Стройная фигура, подобно восковой игрушке поражало его.

Девушка улыбнулась.

– Вот значит ты какой.

Райт запачкал свою ветровку каплями крови, на волос усел сероватый пылинок, лицо была вся белая от освещения не ясным сгустившимся солнцем под тучами.

– А ты чудесна, – улыбнулся он, прищуривая глаза от солнца. – Я не знал, что ты так безупречна Дея, нет серьезно, – удивленно обозрел ее взглядом.

– Благодарю. – Кто тебя тут закрыл? И давно ли ты тут?

– Ну, полдня так сказать.

– Ясно, можно пройти в домик? – спросила Дея, поправляя кепку.

– Э…да, конечно.

Дачный двор охватил густой туман. Дорога исчезла из виду глаз.

– Вот блин, похоже, стоит остаться тут, пока не пройдет это, – сказала она, окинув взором окно.

Райт был в недоумении, но позже стал осознавать, что это его шанс познакомиться поближе с приятной девушкой. Он не держал в уме плохого замысла, лишь одно его обострившаяся чувство желала близость к этой чудесной хрупкой создании. Он не знал, как сдерживать свое чувство, яростно стучавшийся мускульный мешок  переполнялось душевным покоем, кипящей алой кровью. Сердце билась как Лондонский “Тик – Так”, все билась и билась без остановки. В ушах улавливалась романтическая мелодия  певицы Бай Хун. Знал бы это происходящее событье Ханг, он бы просто не смог смерится этим, лишь обернув пару убийств, он мог закрыть свидетелей знающих о заложнике.

В Харбине стояла напряженная ситуация  стычки вооруженных сил и группы канадского наемника. Событья, произошедшие в забегаловке, вовлекло дислокаций национальной пехоты Пекина в Харбин, подавить и уничтожить нарушителей. Не доезжая, к городу Ханг и Кай решили обезопаситься огнестрельными оружиями вида MP-27M (Двуствольное охотничье ружье), M-1911A1 (кольт), Valmet Rk 56 TP (вид Ak 47).  Дорогу замело. Спасти отчаявшихся, источенных ребят было, так или иначе, не простым делом двум бандитам. Китайские силы прорвали одну  колонну. Край Сер смог прийти  в себя, и начать второе наступления. Его люди боролись из-за всех сил, обстреливая все и вся, не давая прорваться гвардейцем. Наемник, намеренно кинув взрывчатку, укрепил позицию, установив свой автомат на одну из сломанных окон общественного транспорта. Группа разошлась на колонны, тем самым   обеспечив вооруженным силам немало потех. Разъяренный капитан Кан Ши удостоил побеспокоить военные силовые машины с пулеметчиками. Ситуация была не на шутку. Остановить такое жестокое сопротивление можно лишь с машинами и пулеметами подумал капитан, приказывая собрать машины. Его внимания взяла психическая подготовка  бандитской группировки, имевшая в своем арсенале  еще полно идей, связанные с безвыходными положениями.

– Категорически  отвергаю  вашу назойливость, мы не сдадимся! – уверенно прокричал Край Сер, собираясь штурмовать роту автоматчиков.

– Будьте в курсе событий, либо вы сдаетесь, и мирно принимайте условья, предоставленные вам в качестве ущерба принесенные вами и вашей группы, либо мы не остановимся, пока не сотрем вас с лица земли, – крикнул в ответ капитан.

– Не бойтесь, вы еще не в черном списке, до вас я доберусь позже, – намеренно  спровоцировал тот, пытаясь сломить боевой дух молодого капитана, лицо которого сказывало его боязнь.

– Отправьте пулеметчиков за ту машины, прикройте их тыл, пока они установят автомат, – дал приказ капитан.

– Так точно! – крикнул начальник второй роты, помогающий капитану. – Так, Суй Лен?!

– Я! – отозвался солдат, держащий оборону.

– Будите прикрывать тыл пулеметчиков, пока они не займут точку. Все ясно?!

– Так точно!

Солдаты укрепили позицию, перенаправив пулеметную вспомогательную группу на точку. Силы пулеметных орудий хватило снести половину квартала. Край Сер незамедлительно бросился в штурм пулеметных рот, пока его люди охватили всю войну на себя, продолжая обстреливать гвардейскую армию. Квартал по Мань ин превратился в сущий ад. Гору трупов, подбитых машин и автобус. Китайские забегаловки охватило яростное желтое пламя. Всюду лежали осколки разбитых окон, море крови, по округу квартала, раз летали  газеты, журналы. Выл неистовый ветер.

К северу от выхода с города простирался большой завод. Ханг и Кай  подъезжали к Харбину, как  вдруг показалась полицейская машина, рядом стояли пару солдат в бронежилетах держащие автоматы Valmet Rk 58. Заезд в город был перекрыт, поскольку на дороге стоял шлагбаум, на земле колючие проволоки.  Справа от машины виднелся солдат, держащий на поводке немецкую овчарку. Ханг попросил остановить машину, не доезжая до пропускного заезда.

– Здесь полно военных, что будем делать? – неожиданно спросил Кай, держа обе руки на руле.

– Мы так не пройдем, они нас узнают по лицу, можно лишь пробиться…  – уверенно продумал тот, решаясь достать оружие с заднего сидения.

– Думаю, следовало подождать, – предложил водитель.

– Нет, – настойчиво  ответил Ханг, уже точно готовя оружие. – Нам надо добраться да Край Сера, иначе они там погибнут, Наган не простит мне такое.

Пройдя, каких-то пять минут, он все же решился на необратимое действие, высунув голову с автомобиля, пристраивая взятую на заводе снайперскую винтовку СКС-45 для точного выстрела. Его внимания взяла полицейская машина. Он решил начать перестрелку с запугивания. Такой процесс мог подать свои плоды, так как пост полицейских не знал, и не видел атакующего китайца.

– Сейчас будет весело, – он улыбнулся, смотря левым глазом на прицел и держа курок указательным пальцем.

Затянул дыхание, стабилизировав свой прицел, он плавно нажал на курок. Уши вмиг пронзила боль, что долго еще не проходила. Заглянув на бинокль, он увидел, как лобовое окно машины разбилась от удара пули большого калибра.

– Теперь самое главное,  – хитро улыбнулся Ханг.

Следующий выстрел был запланирован на одного из солдат, держащего автомат у шлагбаума. Кай наблюдал происходящее с бинокля. Было видно, как люди в посте начали тревогу, выбегая туда-сюда.  Это способствовало к реализации  цели: устранению военных людей. Первый удар взял на себя солдат с собакой. Кай безмолвно смотрел все с бинокля. Вмиг, солдат упал  на землю, держа поводок собаки. В его черно – синим бронежилете, появилось  дырка с кровью, это был выстрел. Подбежавший солдат с автоматом решил поднять своего товарища, но и сам попал под выстрел. Морда  овчарки была запачкана кровью того убитого военнослужащего. На посту мигала красная тревога, начальник северного поста немедленно решил позвонить центральному участку и вызвать подкрепление, но, к сожалению, не успевает, потому, как Ханг намеренно сделал выстрел к окну, где начальник пытался связаться с централом.  Пуля пробивает окно, и всаживается в грудную клетку военного, раня его ребра, почти – что доходя до мили к  сердцу.

– Да ты просто меткий ястреб, – восхвалил его Кай.

– Знаю! – гордо ответил тот.

– Ладно, садись  уже. Надо переехать ограждение.

– Да, немедленно! – крикнул он.

Возле дачного домика горели ночные огни. За рассеявшимся туманом была видна дорога. Небо было окутано в объятие с тучными облаками, солнце скаталось под густым, сероватым облаком, предавая  мутно желто – белую  окраску.

– Мне пора идти, туман прошел, – начала разговор Дея. – Мы хорошо посмеялись, мне было весело, спасибо тебе,  – улыбнулась она, направляясь к сломанной двери.

– Постой,  мы сможем, еще раз встретится? – неожиданно спросил Райт.

– Возможно, я тут не часто бываю. Сама родом из Кореи, подрабатываю тут в Китае разносчицей  почтовых писем.

– Может быть, ты скажешь, где ты проживаешь, у тебя наверняка есть дом в Китае? – спросил он, держа на руках фотографию осыпанной пылью.

– Да, есть. Могу ли, я тебе доверится? – захохотала девушка.

– Не думаю, что я проявил бы себя с плохой стороны,  ты ведь классная.

– Ладно, – засмеялась Дея, подавая ему свою карточку. – Еще увидимся.

Он сгорал от ярко насыщенного дня, подразумевая, что все обернулась не так и уж плохо как предполагалась. Девушка махнула кепкой, свернув через дверь. Он улыбнулся, и махнул пару раз в ответ “ Как же она прекрасна” подумал он изнутри, Ему посчастливилось заполучить карточку.

– Дея Ким – сотрудница почтовой компаний Со, – прочитал вслух, рассматривая карточку.

Заезжая к посту полицейских, Ханг и Кай собрали все оружия убитых военнослужащих. Один из солдат был всего лишь ранен, он лежал неподалеку от подбитой военной машины. В его жилете была подрезка, где лежал боевой нож Боуи, предназначенный специально для вооружения армий и пограничных сил. Он достал его с жилета, пытаясь кинуть в спину одному из бандитов, которые ходили по пост проходу, собирая огнестрельные оружия.  Не один из них не обратил внимания на того лежащего солдата в каске. Военный намеренно прицелился к Хангу, как свою первую цель. Не в чем неподозревающий китаец шел по пути своих плохих дел, расстреливая тела полицейских, проверяя на наличие гибели.  Лишь к последней минуте Кай заподозрил живого человека собирающего кинуть нож.

– Босс!!! – прокричал тот, пытаясь закрыть его своим телом.

Нечего не понимающий Ханг обернувшись, увидел солдата с ножом, и немедленно решил прострелить его.  Но до того как все это случилось, военнослужащий успел осуществить план, лишь попав в спину водителя китайца, прикрывшего своим телом того.  Кай мертвой хваткой схватил Ханга за ворот, пытаясь удержаться, и не упасть в землю. Тот видел его окаменевшее, шоковое  лицо не зная как помочь ему. Солдат заполз под сторожевую вышку, прикрыв себя соломой. Вмиг просочилось безмолвная тишина. Кай терял равновесье, уже не в силах удержаться за ворот.

– Боос…  – прошептал Кай. – Я… я выполнил долг, который должен был совершить, – медленно произнес он, из орта стекала алая кровь.

– Я рад, ты был лучшим кого я знал, наши старинные дела не исчезнут простой памятью, – Ханг выпучил слезу, переполняясь чувством злобы и возмездия.

Ведь Кай не был простым водителем и разносчиком, когда-то и он был профессионалом бандитского мира, считавшийся козырем Триадской мафий. Он сотрудничал с Хангом, перевозил с ним много тонн героина, участвовал в змеиной войне 1981 года за группу Триады против мафий из Вьетнама – Черной кобры, в которой его прозвали “ Тигром черных небес”. Ясное дело, он подал руку помощи Нагану Басиро, у которого в 80-е положения были не стабильным. К концу 89-го, он решил завязать с преступностью, официально выйдя из Триады, но Наган не собирался терять его. Кай получил свою расчетную долю в Италий, шикарным двухэтажным отелем у подножья горной вершины Монте-Прадо, в Северных Апеннинах в Италии.  Но это был лишь повод вернуть его обратно в дело. Большой босс расчетливо продумал план действия, подарив Каю отель за услугу, при этом компенсацию в двадцать тысяч песо за провал в Монголо-китайской границе, перевозки особого груза.

Ханг сгорал от желания возмездий. Его переполняла чувство долга перед покойным товарищем. Вооружившись автоматом калибра 7,92×33 мм, немецкого производства промежуточных патронов, он двинулся искать того солдата, но и ему не посчастливилось добраться до солдата. Раненный, но вполне стоящий на ногах солдат, неожиданно вылез с места, подкрадываясь к тому тихими шагами, держа на руках окровавленный пистолет ТТ.  Его внимания обернулась на того безжизненного трупа с ножом в спине. Солдат поднял труп Кая и кинул его на того, тем самым подоспев нажать на курок и прострелить  китайца. Ханг пал в землю, его осенняя куртка покрылась кровью, он чувствовал  не выносимую боль в простреленном животе, истекая кровью целой рекой. Подоспевший в окровавленных пятнах солдат пристроил к нему пистолет и уже собирался выстрелить, как вдруг неожиданно падает на колени, прислонив  голову на землю. За его спиной показались пару людей с автоматами, окружность того раненного стала мутнеть, он терял сознание, закрывая глаза, зрачки стояли в напряжении…

Источник: istoriipro.ru



Добавить комментарий